***
Древо жизни вдохнуло в январь,
Жар огня, что лелеял истоки,
Чтоб рассеялась древняя хмарь,
Чтоб воскресли из мёртвых пророки,

Что бы чудо в ветвях ожило,
Из корней напитало плоды,
Что бы холодом скулы свело,
От истоков священной воды,

И взошли семена из земли,
Зацвели во дворах хризантемы,
Что бы в жар обернулись угли,
В пламя истины вправив дилеммы,

Развернулось златое руно,
Новым заревом рухнув в колодцы,
Что томили в себе волокно,
Из лучей восходящего Солнца.

"Готовьте гроб загодя"

Пытается вновь,
Прогневать Любовь,
Попытки его увенчались успехом,
Не греет его студенистая кровь,
А голос звучит нескончаемым эхом.
Хотел удержать...
Но придётся разжать,
Персты на податливых дланях,
Привык он рожать,
Вместилища-тать,
На летом готовимых санях.
Не будет зимы,
И сани увы,
Ваш мир не внедрят в невесомость.
Но мира умы,
Во избежанье сумы-
Тюрьмы бесконечную пропасть...
Преступным мгновеньем,
По мановеньям
Честь отдают стратегам ночи,
Что смолоду уберегли,
На жара обменяв угли,
Ковшами в закрома сгребли,
Как будто плесени грибы,
Сомкнули в летаргии очи,
И ну нахваливать гробы-
"Соседские короче! "
Желанья сбудутся и вновь,
В гроб ляжет мир,
Бессмертным монументом воцарит-Любовь.


***
Теперь не то, что было раньше,
Теперь другие господа,
Совсем с другой играют фальшью,
И с той, что раньше иногда.

Они Посланники сюжета,
Из мыльной оперы мирской,
Где бижутерия воспета,
А злато истины с клюкой.

Их очарованные взгляды,
Как карты держит самаэль,
Да только крови водопады
Стекают времени в постель.

А невесомые снежинки,
Роятся в талое стекло,
А иней стелет в даль тропинки,
Как млеко жизни повлекло.

Для недосказанного место,
Не отмечает календарь,
Часам наручными неизвестно,
Сколько проносит их дикарь.


***
Раскинулась снежная бездна,
Где домик торчит островком,
Из вас ни кому не известно,
То, что происходит в нём.

А если спуститься пониже,
И взгляд устремить свой в окно,
Как тут же ты явно увидешь,
На стол, как ложиться сукно.

И сказочник впустит в избу,
И хлеб тебе маслом намажет,
Кому не лежится в гробу,
С течением жизни расскажет,

Он сказку свою наяву,
Которая каждому снится,
Вне времени тот на плаву,
Чье сердце умеет биться.


***
Вьюга воет тревожно в январь,
Лунный свет освещает дорогу,
Я иду по которой, как встарь,
Мир навстречу шагает в ногу.

Накренив частокола печаль,
Опустилась на горы седая,
Каждый волос которой, как сталь,
Темноту Звëздным светом пронзает.

А пристанище —Бытие,
Книги Жизни пролог, и скатерть,
На которой созреет вино,
Для присяжных ищущих на паперть.


***
Люблю я звуки с высоты,
Их в небе созерцаю,
Где каждый с Господом на ты,
Из мёртвых воскресая,
Несутся звуки сквозь хребты,
Сквозь кроны стройных сосен,
Со мною говорят цветы,
Их клич многоголосен.
Крыло--пернатая ладонь,
Ушат купели--сота,
Нимб--опоясанный огонь,
Из вечности полёта,
Да у подножия горы,
Откуда грянет Солнце,
Что возложив на нас дары,
Коснулась сердца донца.


***
Светлели пламени речей,
И становилось явным,
Что голова, она с плечей,
А плечи под заглавным.

Не вберет в себя мемориал,
Всё таинства первовселенной,
На столько он скуден и мал,
Что отроду вспышки мгновенной.

И зыбкий рубеж бытия,
Завертится в пламени явном,
И в пламени этом, струя,
Нам скажет о самом главном.


***
Что, кто избрал для сердца,
То и получай,
Не долго длится времени мгновенье,
Как ветра поцелуй
Вместился в дуновенье,
Так жизни миг уходит невзначай.
Так рябь времён бездонною воронкой,
Произливалась в створ небытия,
Безверие приходило похоронкой,
А час расплаты вам не лития.


***
Из глубины веков воззвах,
Несётся эхо сквозь эпохи,
Ему не ведом чуждый страх,
И стад переполохи

Ему не ведом раж и спесь,
Не примириться с миром,
Он среди грязи эдельвейс,
Кость в горле чёрным дырам.

А между тем идёт война,
Где неуместны ставки,
Стоит за стойкой сатана,
Архангелом по справке.


***
Молитва не угаснет-Отче наш,
И скоро будет принято решенье,
Сойдёт художник, взяв свою карандаш,
В картине -мир, поставит завершение.

Его шаги тверды по облакам,
И мантией заря скользит по следу
Бескрайний Свет, прошёлся по векам,
Ты одержал, воздай свою победу.

Ты чистый Свет, неукротимый,
Рекущий Истину сквозь стены городов,
Взгляни, как бреда пантомимы,
Мозг воспевают бурей холодов

Так растопи мне сердце Вездесущий,
Чтоб разорвалось вихрями огня,
Чтобы тот миг, который мне отпущен,
Беспрекословно отпустил меня.

***
На ветвях угасает листва,
Как один, на излом в кокон сжата,
И ветров ледяная пора,
Буреломом нездешним заклята,

Им сопутствует ливень чужой,
Тучи в лужи рукой выжимая,
И непроницаемый слой,
Провисал небосвод заслоняя,

А в кадушках кудесник топил,
Детство, старость отождествляя,
Не одну он ступню омыл,
В Храме будто бы бог восседая.


Погребальный костёр.

Когда вспыхнул в огне мотылёк,
Разразилась внезапно гроза,
И костёр догарев между строк,
Потушил своих углей глаза.

Когда ветер его накренял,
Он облизывал жарче поленья,
И на пепел он древо менял,
Облизав не одно поколение,

Но у неба в назначенный срок,
Распахнулось точило дождя,
И костёр не осилил порог,
Мотыльков Коренного Вождя.


***
Стряхнула ночь в низины пальцы,
И те ущелья стали занимать,
Мглой застаны читинцы и уральцы,
Тьмой не поделишся, её не отдавать.

Она сама попрячется в низины,
Когда воспрянет пламени рассвет,
Где золотой не будет середины,
Где власть повержена, а воли края нет.

И годы канут, а века растают,
И вечность чудеса вдохнет,
Что в душы девственно влетают,
Тех, что о небесах мечтают,
В огне сердец, что топят лёд.

Не правдаправда- ли--волшебна сказка,
Не ложь- ли--распадение реала,
Вот Вам надсказка и подсказка,
В бескрайности астрала.


***
Живой вселенной бытие,
И выселенной бездна,
Всё Боже Милый здесь твое,
Ты дал нам безвозмездно,

И зелень трав и запах их,
Ну чем вам люд не ложе?!
Ты подарил нам нас самих,
Себя нам отдал тоже.


***
Раскинулось море сомнений,
И бьётся о скалы чудес,
Забвенье в частотах трезвений,
Чем реже, тем призрачней лес.

И камни на дне замерцают,
Приломит лишь луч тетеву,
И правду сквозь волны узнают,
Как Солнце затмило Луну.

И ветер безбрежный заплещет,
Ладонью по зеркалу дна,
И выбросишь ты свои вещи,
Когда станет суть их видна.


***
За вековым гранитом скал,
За пламенным взором сказочных звёзд,
Я книгу живую сердцем листал,
В ней птицы взлетали прямо из гнёзд.

В ней смехом текли паутины ручьёв,
В ней холод зимы обуздали костры,
В ней каждый святой подставляет плечо,
Сквозь тучи в ней смотрят звезды востры.

И сказочный град преград не имам
Встречает в объятья искавших причал,
В ней вверено Слово скромным словам,
Где островом в море вырос корал.

Где саван скользит по асфальту дорог,
Фата для берёз редких в жёлтых лугах,
Всё в книге живёт между пламенных строк,
Спина так легка под крестом на плечах.


***
Давай с тобой поговорим мы о законе,
Его изьянах пред свободой Слова,
Где вместоБога у шпаны вор на иконе-
Присяжных призрачна-" весомая молва."

Трактат устройства государства,
Макеавелли превзойдя,
Для христианства оставался-
Копье и плеть и два по два гвоздя.


***
Шопенгауэр сказал-
Считая неокрепшие умы,
Что б мыслей ты своих не распугал,
Не изучай, то, что познали мы,

А я же говорю-не впитывай, как Губка,
А отдавай прочтенному отчет,
Не чтите знаний Вы к спасенью не ведущих,
А открывайте лишь Заветный переплет.


***
Седой валун поднялся на дыбы,
Запечатлить прыжок мгновеньем,
Встал монументом на гробы,
А духом на листке весеннем-

Поднялся ввысь влекомый ветром,
Обрёл дыханьем хролофил,
И дней былых оставив ретро,
До сантиметра распустил,

Лугам он вверил пролетая,
Дыханье ветра в унисон,
Где вечность бережно листая,
Был вписан в книгу вещий сон.


***
Не начиналось все с зороастризма,
И Заратустра не предрек пророка,
Все это басни интернет-туризма,
В раскопках Оглашенных однобоко.

Предвечное Начало-Бог и Слово,
И Дух, что был в начале и в конце,
Вы скажете-сее не ново!
-Стареет лишь изменчивость в душе.

А Бога вечно Юно Триндинство,
Со старцем Вездесущий несравним,
Тебе же не достаточно мизинца,
Ты тоже в жажде-приснонеделим.

Но прах рассеяла нога младенца,
Что улыбнулся и поднял песок,
Как каждый здесь похож на иждивенца,
Без благодарности ушедшего в своей срок.

***
Замёрзла в лужах талая вода,
Умолк ручей считающий каменья,
И фотоснимка жёлтая слюда,
Запомнила искру от кремня,

Лежалый лист пристыл к земле,
Его запечатлелось до весны морозом,
И ветер пролетая по золе,
Вернулся к тучам, ну а тучи к грозам.

Они не зря столкнулись над землёй,
И снег и дождь,
Их вывел в пучину всплеска столкновеньем ветер,
Под снегирем прогнулась гроздь,
Когда очистить лица от волос,
Женоподобно, возгласил к 8ому,
Марта Петер.

***
Размер строки остался безучастен,
Лишь Истина крапила небосвод,
Что делал Бог на фоне-настоящим,
А фон читался задом наперед.

То звезды несогласные с пределом,
Твердили миру, что приидет Свет!
А то, что нарисованное мелом,
Приветил, значит в нем сыскал привет.

Но зерна сыпались и голуби слетелись,
Их не насытят злые плевела,
Размахи крыл по мере сил давались,
И в Книгу заносились имена.

И создан мир Застенчивым Всевышним,
Тем, Кто для мира, как бы за стеной,
Что возводилась взглядом личным,
Из тех, кто проходил по мостовой

***
Как поставить букву-а,
В слове, например-сова,
Раз в конце ей быть случилось,
Значит слово получилось,
А другие буквы тоже,
Вкупе на сову похожи,
Но порядок надо знать,
Как Вам буквы расставлять.
Прозы расправляя ложе,
Слова в строки входят тоже,
А чтоб получился стог,
Из набора разных строк,
Надо бережно травинки,
Что покинули тропинки,
Уложить на поле так,
Что бы не возник бардак.
Ведь поля, как у тетради,
Не расходятся во взгляде,
Чтоб за ни не заступать,
Нужно облик придавать,
Соразмерно расстановке,
Облачная текст в обновку,
Взята, что не с потолка,
Это красная строка.

***
В своей Любви
Обжёг кувшины,
Кувшины ждали,
И в печали,
На головах рабынь
Брели,
Что ни когда не отставали,
От смысла жизни впереди.

***
В оконце в небо, на не проницаемой стене,
Пылал закат пожаром обуяный,
Лучи с окраин щурились на -вне,
Собою осветив основ детали.

Клубы седые рваных облаков,
Смыкались ветром боевых секир прорехи,
В ночи растянутых сквозь тьму милкович,
Не создавали нам в лучах звезды помехи.

Свинец хлестал лицо косым дождём,
Как- будто врачевать душу небо,
Мы сердцем на цветы взирали в нём,
Нам в том была своя потреба.

***
И в завершении событий,
Поставит точку Вседержитель,
Чья вера безгранична,
Сомнения неуместны,
И скоро Сущий лично,
Отменит всё завесы,
Луна беспрекословно,
Освобождает место,
И небеса готовят,
Праздничное тесто.

***
Зарей спустилась благодать,
Струной натянута связующая нить.
Душа не наша, длани Господа ее придать,
И лед сердец лучами солнца разрубить.
И сказка верх возьмет, поправ реаль,
И чудеса заговорят своими языками.
Ждет верных гор седых хрусталь,
Которые стоят над облаками.
Здесь песни неземные зазвучат,
Близко зерно победы Света.
Предвечным Духом Он зачат,
Пусть будет облако Ему угодно это.

***
Где искренность рождается в огне,
Где камень преткновения созиждет небо,
Звезда опять горит в моем окне
И облаком покрыто древо.
Пергамент озарил восток,
И чудеса врачуют душу.
И ясный пламени поток
Нам маяком укажет сушу.60
Слово: сборник прозы и поэзии, посвящённый М.В. Ломоносову
Я верю солнцу мира, я ему открыт,
И свет его с тех пор во мне сияет.
Когда я был до пят сим пламенем залит,
И он с тех пор мне душу окрыляет.

***
Особые фазы луны,
Для тех, кто не спит по ночам,
Великим-великие сны,
Великую праздну речам.
Особые фазы луны ,
Для тех, кто идет по земле,
Великим-великие сны,
Вас это достойно вполне.
Особо клубящийся дым,
Вьет ваши сердца в пустоте,
Великие ваши сны,
Рисует не в той высоте.

***
То прошлое смеётся в спину,
Судьбой усиленно клеймя,
То лжепророча нам чужбину,
То трелью сладкой соловья-
Перетечёт в раскаты грома
И грозно молнией сверкнув
Вонзится в память линией излома
В пучине ливня стоном потонув.
И отражения выходят из зеркал
Не в силах лютой злобы удержать
Изринув ненависть в оскал
Листву заставив на деревьях задрожать
И нет биенья в каменных сердцах
Холодных, чуждых для святыни.
То плевела произрастали в ледяных дворцах
Лишённые раскаянья поныне.

***
То волн гряда катилась-
Судьбы напоминаньем,
Чтоб сновиденье сбылось,
В луче нашло признанье,
Лишь заступив на берег,
На каменистый пенный,
Разжег костер для денег,
Чтоб не было размена.
Разжег его для славы,
Не для своей, для Божьей
Для новой, чтоб октавы,
Взбирались осторожно-
Усталые суставы.
Ветрам подвластны песни,
Кружащие над лесом,
Для нас нет в мире места,
В безоблачном и тесном.

***
Забудешь ли ты однажды,
Все то,что хранила душа-
Цветов красотою отважных,
Что ветер ласкает дыша,
И вновь улетает пейзажем-
Картина в глубины очей,
И мы не заметили даже-
Усмешек в глазах палачей.
Ведь прошлое мало- помалу,
Вторгается в памяти жизнь,
Печалью взойдет по началу,
К началу Его и вернись.

***
Там далеко, за кромкой горизонта
Лучится несказанный день:
Журчат ручьями песнопения в высотах,
Даря нам отголосками серебряную тень.
Ее к сердцам прикосновенье
Внедряет письменности нить,
А луч на небе столкновенье
Дает ушат дождя испить.
Неведом каждому из нас,
Сигнал в град чуда водворится,
Ведь мы живем- пока сейчас,
Вверяя сну златому сбыться.


***
Где радугой – обетование Господне
Восстанет после долгого дождя,
А ночью месяц- звездам сродник,
Растопит сердце у меня.
Весна не за горами, а за гранью,
Лишь только Вестник протрубит сигнал,
И под Всевышнего из Света Дланью
Свершится тления провал.
День супротивник лютой ночи
Войдет в пределы бытия,
И по живым, что не сомкнули очи, прольется Светом лития.
Две вечности разъединяться.
Та, что снаружи и внутри.
Одни в одну благословятся,
Другой я никому не пожелаю обрести.


***
Луч Солнца в небе голубом
Коснулся сердца молодого,
Сквозь глади волн, презрев излом,
На фоне ветхого желанная обнова.
И очертив круги колец
Сошел на землю ранним утром
И миру показав венец
Зашелся ветер в танце мудром.
И дуновенья понеслись,
Дабы насытились глотками.
И устремились глава ввысь-
На сонмах храмов куполами.

***
Звенит трава, росу роняя,
Ее глотками пьет земля.
Она в полете лишь узнает,
То, что на сердце у меня.
Кто мне несет напоминанья,
Когда трезвит густая тьма,
Но слышу я ее стенанья,
И ей не скрыться от Огня.
Она сгорит в нутре пожара,
Где вместо дыма облака.
Я счастлив обретенью дара,
Над ним не властвует река.

***
Молчанье полнится Любовью,
Господь ответит, ты поверь,
Когда тебе своей Он Кровью
Открыл невидимую дверь.
Исполни Всеблагой мне облака,
Чтобы клубились те проникновенно,
Небес испил я молока,
И приручаю то, что бренно.
Родник забытой песни,
Наполни явью души,
Прощенье – месть для мести,
А ступни ног для суши.

***
Знающий может не верить,
Формулы знаний в быту оставлять,
А верующий без сомнений
Правды не может не знать.
Пройдись дремучими лесами,
Верша вечерний променад,
И книги с древними стихами,
Откроет дверь в цветущий сад.
Дарует войну вдохновенье-
Познанье тайн Заветный Дух.
Его к сердцам прикосновенье
Нам разомкнет медвежий слух.


***
Ночь клубится черным дымом,
Увлекая сетью снов.
Легкий всадник мчится мимо,
Заглушая нити слов.
Все вокруг кишит тенями,
Мы идем, сжигая страх.
Дотлевает, догорает
Город в гаснущих огнях.
Кто меня услышит ночью?
Кто поймет меня во сне?
Кто еще бежит за солнцем?
Кто еще сидит в седле?
Нет ни стонов, нет ни плача,
Только злые голоса.
Знать, напрасно силы трачу,
Да напрасно тру глаза.
Я слезой скатился в ночь,
За тобою вслед точь-в- точь.
И теперь нам ждать ответ
Суждено здесь в прорве лет.

***
Заволокло мечтами подсознанье,
И высится взирающий укор.
Пусть постоянным будет осознание,
И не окрепнет во влиянии вздор.
Где саваном раскинулась дорога,
Проносит ящик вереница дней,
Лишь поминая, но не помня Бога,
В холодном колыхании ветвей.
Укутал сумрак ледяные дали,
Где вовсе не скорбят столетия сны,
Где вспоминать о грядущем вам едва ли,
Где вам совсем-совсем не до весны.
Черёд настанет, увлекутся взоры
Чрез пропасти сигать небытия.
Открой глаза в небесные дозоры
Влекут высоты, что объять нельзя.

***
Тьма расточает свои недры,
Луна зияет окровавленным белком,
И говорят, треща в морозе, вековые кедры.
Умрем, но печи славы разожжем.

И сужа воет в поддувало,
Дым из трубы клубами выползал.
Уже не много, но еще на мало
Я сказок, что имел, порассказал.

Долина взору молвит дуновеньем,
Что не преткнешься в пламени огня.
И мы в цепи одной серебряные звенья,
Что на груди у ветра весело звенят.

Радушие непостижимой сути
Лучам звезды к истокам постигать.
Закроется нутро от бездны мути,
И муть не в силах будет возражать.


Господу

Очерчено лучом крисало
Летящих облаков в рассвет,
Где Словом высекает в скалах
Пейзаж чудес Святой Поэт.

И глас его - туч столкновенье
На небе растворенных ставень
Разрушит все мои сомненья
Он гранями отешет камень.

Чудес на пьедестале естества
Испепелит все пуды ада,
Разрушит чары колдовства,
А нам того лишь всем и надо.

***
Течет река,
шлифуя каменное дно.
Журчание ручья
Перетекает в грохот водопада.
Жизнь не вино, а кровь,
В которой теплется лампада,
Что, как не гасят,
Не погаснет все-равно.

***
Наполнило шатер
Дыханием весны.
Беснуется актер
Сценариев лесных.

С ухмылкой на челе
И красным колпаком,
Всемирным королем
Узнал себя в воде.

Ветра он направлял
Неистовой клюкой.
Косноязычно прял
Кюар- его сукно.

И раздается гимн
Глубин инфернограммы
И, следуя за ним,
С колод игральной дамы.

А после пожмут руки
Друг другу короли,
Что разыграли духи
Жителей Земли.

***
Живых отпевают ручьями,
Для них сияние ветра хранит обряд.
Господь владеет светлыми сердцами,
Перпетуум-мобиле- летящий ввысь снаряд.

Чем дальше ввысь, в бескрайние пределы,
Не стихнет арфа, сторя бытие.
Частот тонки прямые децибелы,
Напор мой рвется в сердцезрение твое.

Готов пожар сердец для лютой ночи,
Верховий храмы пьют стальной рубеж,
Что ты мне день вчерашний напророчил,
То завтрашний секирою отрежь.

И танец ветра невесомый,
Открыв глаза, мы будем грудью пить.
А то, что наполняют хромосомы,
Лопатами звеня, да в черный шар зарыть.

***
Трактат вмещает уйму слов,
Но не несет в себе признанья.
А речи вещие сорвиголов
Вершат завет обетованья.

И гнет судьбы не превзойдет содеянного боль,
Порыв излитого - умножатся напасти.
Я волен, стало быть - я воль,
И падают оковы чужеродной власти.

Война стервятника и птицы Феникс
Разлука- это повод для Любви.
Кренили мир и он накренен.
Сорви личину мира изнутри.

***
Быть в свете месяца тебе,под кромкою седой,
Поставленной волной,на ночи пьедестале,
Из тех,что устанавливал прибой,
А волны думали,что катят на земь сами.

И вдруг из вод,как будто невзначай,
Русалку на брег вынесло волнами,
Она сказала-"Милый, не серчай,
Спасения мы жаждем сами.

Но нет надежды в рыбьей чешуе,
А сердце наше-водянистый студень,
Нет нам причастия в грядущей в мир весне,
А раз нет нам,то не дадим и людям.

Когда из вас восполнится число,
Нам не снести обетований Бога,
И неестественное наше естество,
Замкнет в кольцо бурлящая дорога."

Виденье унесла бесшумная волна,
И снова ясный месяц в небе светит,
Горазд же все-таки лукавый сатана,
Напомнить,то,что нет его во свете.

Быть в свете месяца тебе,под кромкою седой,
Поставленной волной на ночи пьедестале,
Из тех,что устанавливал прибой,
А волны думали,что катят на земь сами.

***
Меняя формы,оставался Он собой,
Глаза-сапфиры,а чело-награда,
Собой ласкал Он времени прибой,
Ввергая в трепет клокот ада.

Его грудь -вдохновенье для стихов,
А крылья-неопровержимый вихрь,
Он храмы освятил сиянием ларцов,
И по полям он в травах колыхался тихо.

По воле Света Он совлёкся вниз,
Но без труда в высоты поднимался,
И гладь камней омыл священный бриз,
Когда поцеловал Он рябь ,над нею пролетая.

И воплощенный ангел Бога возвестил,
Рассыпал наперед весь путь он млечный,
Казнили вестника за то,что Свет крестил,
А Свет за то,что Он пролился в вечность.

Один комментарий

  1. Добрый день, Денис.
    Интересные и цепляющие у Вас обороты и аллегории, чего только стоят: «великим — великие сны», в которых хочется увидеть другую сторону Луны. Воображение рисует, как «отражения выходят из зеркал…» Впечатлило предостережение «Для новой, чтоб октавы, Взбирались осторожно — Усталые суставы.» Красиво звучит «И мы не заметили даже усмешек в глазах палачей.» Ну и пока
    » сейчас, вверяя сну златому сбыться», «где радугой – обетование Господне восстанет после долгого дождя», мы понимаем, что «на фоне ветхого желанная обнова» — «Звенит трава, росу роняя, её глотками пьет земля», а «Прощенье – месть для мести». Глубокий смысл нахожу в ваших строчках «Знающий может не верить, формулы знаний в быту оставлять, а верующий без сомнений правды не может не знать.» Здорово подмечено про ночь , в которую «я слезой скатился». И «Лишь поминая, но не помня Бога», живет современный человек, но есть надежда, что «Закроется нутро от бездны мути, и муть не в силах будет возражать.» Перед глазами стоит «Святой Поэт. И глас его — туч столкновенье». Остается верить, что «Жизнь не вино, а кровь, в которой теплится лампада, что, как не гасят, не погаснет все-равно». После того, как «пожмут руки друг другу короли, что разыграли духи жителей Земли.» хочется сказать: «Что ты мне день вчерашний напророчил, то завтрашний секирою отрежь». Новое открыл для себя слово в строчке «Я волен, стало быть, я — ВОЛЬ». Не могу не согласиться — «Из тех,что устанавливал прибой, А волны думали,что катят на земь сами». А вот это бесподобно нам, и лишь только Ему подобно: «Казнили вестника за то, что Свет крестил, а Свет за то,что Он пролился в вечность.»

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *