СОЛНЕЧНОЕ

На «Солнечной» я станции сойду,
Там обещали ясную погоду.
Так хочется поближе быть к теплу,
От холода усталость, и в дремоту

Готова впасть, почти что нету сил,
Не поддаюсь, чтоб хмурое ненастье
Развеялось. И двери отворил
День синеокий, проявил участье,

Избавив от хандры, тяжёлых дум,
Чтоб красотой проникнуться цветенья
Садов весенних. Как же я люблю
Май ароматный, пью в нём вдохновенье!

На «Солнечной» я станции сойду,
Там обещали ясную погоду,
Там май встречает, нежно обниму,
О, как же рада я его приходу!

Романтикой пронизан, воздух чист,
И соловьи поют заворожённо,
А неба край от солнца золотист,
И всколыхнётся сердце упоённо.


ВЕРЮ И НЕ ВЕРЮ ЛИ В ПРИМЕТЫ

Верю и не верю ли в приметы,
Но давно усвоила одно,
Никому зла не желай – ответишь,
Жизнь сама рассудит, как должно.

Если кто-то ненароком больно
Хлёстким словом рубанёт с плеча,
Пусть проходит мимо, он невольно
Запятнал себя, а не тебя.

И обид держать – себе дороже,
Наберись терпенья – мрак уйдёт,
Канет рано – поздно, что негоже,
Тот не стоит слёз, кто - недалёк.

Если день приветишь ты улыбкой,
Даже через сонмы чёрных туч,
Золотой протянет солнце лучик,
Он тёплом растопит лёд, могуч.

Равнодушным чтоб не стать с годами,
В сердце береги, пестуй любовь,
Безразличье веет холодами,
Наполняй жизнь смыслом до краёв.


А ВЕСНА ДЕЙСТВИТЕЛЬНО ПЬЯНИТ

А весна действительно пьянит
Ароматами садов цветущих.
Этот воздух душу напоит
Вдохновеньем. Трепетные чувства

Вновь проснутся! В небе облака -
Одуванчики – пышны, белёсы.
Ветерок их треплет за бока,
Подхватив, уносит виртуозно.

И неугомонный щебет птиц
Слух лаская, радует стозвоном.
Вырвались озёра из темниц
Ледяных на волю, глухо стонут.

Заиграли в солнечных лучах
Воды серебром в свободном беге,
И качаясь тихо на волнах
Лебеди воркуют, выгнув шеи.


МАРТ НА ПОРОГЕ

Март на пороге. С ним весна
Под ручку, нежности полна.
И солнца золотистый луч
Пробился из-за снежных туч,

Бежит по крышам, по дворам,
Весну встречает: Ах, мадам!
Сейчас подснежники для вас
Проклюнутся, и - в добрый час!

Закинет невод в небо март,
Чтоб тучам нанести удар –
Поймать, а быстрый ветерок
Забросит их за сто дорог.

Хлопочут все. А трели пти
Пронзают воздух без границ.
И в шляпке бледно-голубой*
Ночь Белая вслед за весной

Ступает мягко, чуть дыша,
Мрак светом на пути круша.
И тает плачущий февраль,
А с ним уходит грусть-печаль.
РАННЯЯ ВЕСНА

Утром солнце во всё небо -
К нам спешит весна.
Ещё робкая, как небыль,
Нежности полна.

Заглянула на минутку,
Щиплется мороз.
Но не спрятала улыбку,
Ветви у берёз

Отряхнула от снежинок -
Хватит зимовать,
Выйдет март на поединок,
Чтоб метель унять.

Встрепенётся лес в ладошках
Солнечных лучей,
Снег осядет, по дорожкам
Зазвенит ручей.


КРУЖИТ, КРУЖИТ БЕЛАЯ МЕТЕЛЬ

Кружит, кружит белая метель,
С ног сбивая, замела дворы,
И гудит усердно, словно шмель,
Выстилая снежные ковры.

А сугробы чередой бегут
Вдоль дороги. Вьюжить февраль рад
День и ночь, порой суров и крут –
Пеленою сильный снегопад.

Непоседа месяц – куража
Февралю не занимать совсем,
И с метелью белою кружа
Над землёй парит во всей красе.


КЛИН КЛИНОМ...

Клин клином вышибать* - не про меня…
Пыталась, но увы… Ты вечно – рядом,
И не прошло за столько лет ни дня,
Чтоб мысленно не вспомнила. И ладно.

Стремленья нет – забыть, да и понять
Так трудно, что возможна вдруг замена.
Любовь не возникает просто так,
Единственной бывает и бесценной.

Не тот здесь случай, чтобы вышибать
Клин клином… Ты опять мне будешь сниться.
Смириться с одиночеством - принять,
И в снах чудесных вновь стремиться птицей

В заоблачную даль, в мир звёзд, планет,
Где встреча неизбежна - в это верю!
Для чувств не существует слова – нет.
Им всё подвластно – расстоянье, время.

Клин клином вышибать… не про меня…
Глубокую печаль смягчу делами,
В них радость находить и восполнять,
Но связь не разрывая между нами.

РОЖДЕСТВЕНСКИЙ ВЕЧЕР

Вечер Рождественский. Зал переполнен
Звучит Венский вальс.
Кружатся пары, скользят мимо ёлки.
Галантность и фарс,
Лёгкость в движениях, светлые лица,
И нежность в глазах.
Счастье — в волшебных мгновеньях забыться
При тонких свечах.
Свет разливается тёплый и мягкий
В дворцовых стенах.
След несомненно останется яркий
Надолго в сердцах.
В воздухе нотки духов шлейфом вьются.
Оборок полёт —
Шепчутся словно шелка, колыхнувшись.
И пары влечёт
Музыка в магию праздника, в сказку —
Чарующий плен.
Дарит надежду, со всех сбросив маски,
Рождественский день.

КОГДА ПРОБЬЮТ КУРАНТЫ

Серебристые снежинки вьются в воздухе легко.
В белоснежной пелеринке лес. Совсем недалеко
Новый год. И праздник-сказку нам подарит Дед Мороз,
На серебряных салазках привезёт гостинцев – воз!
Возле ёлок хороводом дети, взрослые пойдут,
И взметнётся к небосводу яркий, праздничный салют!
А в домах тепло, уютно, мандаринов - аромат,
Приближается минутка, чтоб желанье загадать.

И когда пробьют куранты, скажем: «Здравствуй, Новый год!
Мира, счастья, и приятных - только радостных хлопот!»

ПОЛЯРНАЯ НОЧЬ

Еще не вечер, но уже темно.
Разносит ветер лёгкие снежинки.
А небо, словно чёрное пятно,
Разлито. Горизонт в белёсой дымке.

Земля под снегом. Иней серебром
Искрит на проводах. Царит безмолвье.
Студёная зима в краю родном.
Снег – господин, сугробам здесь раздолье.

Пусть север скуп, немного в нём тепла,
Не променяла б ни за что на Сочи.
Душой и сердцем крепко приросла
Я к дням морозным и Полярной ночи.


ЗА ОКНОМ МЕТЁТ ПОЗЁМКА

На ковре из жёлтых листьев в платьице простом
танцевала в подворотне осень вальс-бостон /А. Розембаун/

По-ноябрьски неуютно,
Стылый воздух. Бесприютный
Ветер носится. Деревья
Оголённые - в забвенье.

Осень сбросила наряды,
Нет уже былой отрады,
Золотых для бала платьев,
И браслетов на запястьях

Из янтарно-алых ягод,
Вид в округе одинаков -
Серо-чёрный. Веет сплином -
Словно в вязкой паутине.

По-ноябрьски неуютно,
В сон впадает беспробудный
До весны земля. Затишье.
На листке четверостишье

Набросаю, вспомнив лето.
И с бессонницей дуэтом:
«Вальс-бостон» споём негромко.
За окном метёт позёмка…


МОЛЧИ!

Прошу – молчи, слов недостойных
Не говори, чтоб не жалеть
О сказанном. Ты, знаешь, войны
Так вспыхнуть могут. Уцелеть

Позволь любви. Она бальзамом -
Способна отогреть сердца,
Останется надёжным храмом
Для нас с тобой. Не верь лжецам,

Не дай им повод для суждений,
Для злобной радости. Молчи!
Наступит утро. Пробужденье
Прольётся светом, и в ночи

Растают все сомненья. Только
Сейчас не говори, молчи!
Смягчится сердце, станет зорким,
Поймёшь - для гнева нет причин.



ОСЕННЯЯ ПОРА


Полна раздумий и уюта

Осенняя пора,

Лишь дождик в поисках приюта

Всё чаще до утра

В окно стучится. Стылый воздух

Морозит по ночам,

И сковывает капли в гроздья,

Шагая по дворам.

А мы заварим чай с малиной,

Чудесный отпуск наш

С улыбкой вспомним у камина,

Морской прибой и пляж,

Где солнце, ласково целуя,

Дарило нам тепло,

Узоры на песке рисуя

Волна неслась легко.

Ничто не вечно в этом мире,

Сменяется сезон,

И вот уже октябрь на лире

Играет вальс бостон,

И тая в призрачном тумане

Коленопреклонён

Перед луной, её сияньем

Подкуплен, соблазнён.



СРЕДИ ЗВЁЗД


Не уходи из снов моих и дум,

Не покидай – прошу. Остановись!

Мир неприветлив без тебя, угрюм,

И жизнь теряет вдохновенье, смысл.

Не уходи! – беззвучный крик во сне,

И сердце обрывается... Вокруг

Пустынно. Вдруг в звенящей тишине

Застыло время и замкнулся круг.

И словно в клетке птицею душа

О прутья бьётся, раня крылья в кровь.

Опять надежды ветхие круша,

«Не прекословь!» - судьба твердит мне вновь.

Не уходи из снов и дум моих.

Среди мигающих волшебных звёзд

Пусть остаётся островок любви,

Где так прекрасны облака из грёз.



ЛЕГКО СТРОКА В ПОЛЁТЕ ТКЁТСЯ


Когда в душе восходит солнце,

Бьёт вдохновение ключом,

Легко строка в полёте ткётся,

Прошита ласковым лучом.

Она проклюнулась нежданно,

Но очень кстати. В вихре чувств

Расправишь крылья, так желанна

Свобода творчества, и пусть

Кому-то будет неугодно,

Что обретаешь жизни смысл,

Без ухищрений, непохожий

На остальных. И рад, что взмыл

Над суетою. Мир прекрасен!

И на провал обречены

Невзгоды. Счастье в каждом часе,

Когда все помыслы чисты.


В ПРЕДРАССВЕТНЫХ КУТАЯСЬ ТУМАНАХ

В предрассветных кутаясь туманах,
Стряхивая сон, во всей красе
Предстаёт Карелия. И в травах
Росы серебрятся на заре.

В голубых озёрах отражаясь,
Летний занимается восход.
Сыплёт солнце лучики, касаясь
Утренней прохлады зыбких вод.

Подставляют сосны величаво
Кроны облакам. Передохнуть,
Чтоб они могли, как у причала.
Дальний вновь затем продолжить путь.

В догонялки любят спозаранку
В ельнике бельчата поиграть.
И кукушка – вечная гадалка,
Заново года начнёт считать.

Белоствольны, трепетны берёзки
Радуют. Кудрявы и скромны.
У рябинок в пышные причёски
Бусинки-заколки вплетены.

Гибким станом ивушки чаруют,
Ветви тянут с берега к воде.
А в запрудах лилии танцуют
Вальс, качаясь плавно на волне.

Край озёр бесчисленных и ламбин,
Рек, и нескончаемых лесов,
Летом ночкой белою обласкан.
Полон тайн. Спешу на твой я зов,

Где бы ни была, всегда с тобою.
Манит земляники аромат,
И морошка с нежно-золотою
Кожицей, вкусна – не передать.

Здесь слагают сказочные руны,
Мудрый испокон живёт народ
И ликуют чувственные струны
Кантеле – Карелия поёт:

О чудесной мельнице, что Сампо,
О добре, о верности, любви,
Создан мир для благости и счастья,
Вопреки всем силам зла и тьмы


АВГУСТ


Тают в сумраке белые ночи

Постепенно. Вступает в права

Август яркий, божественный, сочный,

К завершению лета глава.

Вечерами прохладней. Котенком

Выползает на берег туман.

Напевает о чём-то тихонько

В камышах вольный ветер-шаман

Над землей - аромат спелых яблок,

Соблазнительно манит – душист.

Август день начинает с улыбок,

Чуб пшеничный вихраст, золотист.

В пестрых юбках сады и поляны,

Многоцветьем объяты леса,

Облака на рассвете румяны,

Бриллиантами в травах роса.



БЕЛОЕ МОРЕ, КОРОТКОЕ ЛЕТО


Белое море, короткое лето,

Пляж одиноко застыл,

Волны бормочут: «Не все песни спеты»,

Ветер уныло завыл.

Август пылает кострами рябины,

Тают стремительно дни,

Пышут кармином в саду георгины,

Тучи дождями полны.

Ночи темнеют, луна апельсином,

Крошками звёзды горят,

Берег скалистый в замшелых морщинах

Дымкой тумана объят.

Первая изморозь. Утром прохладно.

Силу теряет трава,

Исподволь осень дыханием хладным

Ночью плетёт кружева.

Белое море, короткое лето,

Кончилось время регат,

Золотом кроны деревьев поддеты,

Листья озябли, дрожат.



В ПОДОЛЕ ЗВЁЗДНОГО НЕБА


В подоле звёздного неба

Сопит безмятежно мир,

Забыв на какое-то время,

Что много ещё чёрных дыр.

Как всё же мудра природа,

Спуская на землю ночь.

Луна маяком, прохлада

Бальзамом на душу. Прочь

Истерики, крики, слухи!

Смахнув суету, уйти

В ночные тихие звуки,

И их удержать в горсти.

А утро всегда мудренее.

Чуть вспыхнувшим огоньком

Затеплится в сердце вера,

И в горле застрявший ком

Исчезнет. Злые гримасы

Развеются, словно дым.

Вновь воцарится согласье,

Как солнце над всем живым!



ПЛАНЕТА СЧАСТЬЯ


Ты знаешь, где-то в облаках

Планета счастья есть.

Не ведают там о грехах

И не знакома спесь.

Там не встречают люди зла

И зависть не в чести.

Поют с утра колокола

О светлом, о любви!

С ладоней зёрна снегири

Клюют, и нет тревог.

Живут спокойно и мудры

Все люди как итог

Прекрасных помыслов. Сады,

Цветущие вокруг.

Нет войн, ненужной суеты,

Надёжно слово «друг».

И если «да» – то это «да»

Имеет в жизни вес,

И вместе можно хоть куда,

Преград нет для чудес!

Ты знаешь, где-то в облаках

Планета счастья есть.

Не думают там о деньгах,

Добро в почёте, честь!

«Наивна!» – скажешь. Но мечтам

Позволено летать,

Стремиться к небесам, богам,

Вселенной помогать!

Упущенный шанс (миниатюра)

       Андрей был человеком военным, и поэтому любил во всём чёткость. А Зоя, наоборот, слыла беспечной девчонкой. Ей нравилось играть с людьми, задавать каверзные вопросы, и давать расплывчатые ответы, вспыхивала как спичка, если её не сразу понимали, и могла наломать дров, а потом навзрыд рыдать, когда оставалась у разбитого корыта, осознавав в итоге, что была сама не права, но признавать это упорно отказывалась. Ей нравился Андрей своей немногословностью, военной выправкой, от него веяло надежностью, не было напускной бравады, присущей многим молодым людям, которые по большому счёту ничего из себя не представляли. И когда Зоя заметила, что Андрей к ней проявляет симпатию, решила, что упускать такой шанс опрометчиво, всё же пора подумать о будущем, чтобы рядом было плечо, на которое можно всегда опереться.

     Андрею Зоя понравилась своей непосредственностью, казалась понятной и солнечной. Пару раз их судьба свела у общих друзей на вечеринках. На взгляды Андрея Зоя отвечала улыбкой, что вселило в него уверенность, и молодой человек решил пригласить Зою на свидание. Да и со дня на день Андрей ждал распределения на новое место службы, поэтому медлить со свиданием – всё равно, что упустить удачу.

     Конечно же, Андрей подумал о цветах. Но как человек предусмотрительный, решил сначала узнать у Зои, какие цветы она любит. Набрав смс с текстом: «какие цветы любишь?», Андрей отправил сообщение Зое, та в ответ написала: «не люблю розы». То ли на телефоне произошёл сбой, и частица «не» не пропечаталась, а девушка не сочла нужным проверить набранное сообщение, поэтому до адресата дошло сообщение: «люблю розы».

     Андрей обрадовался, что выбор упрощается, раз конкретно указаны цветы, осталось только выбрать — красные, розовые или белые. Забежав в цветочный магазин и по совету консультанта-продавца выбрав букет белых роз – цвет чистоты и непорочности, Андрей отправился на свидание, которое он назначил Зое около фонтана в одном из парков города.

     Зоя, как принято у многих девушек, пришла с опозданием. И увидев в руках Андрей огромный букет роз, впала в глубокое недоумение. В голове пронеслось: «Это что? Какой-то намёк, что всё будет наоборот, не так как она желает?» Андрей также был крайне удивлён, как на его глазах Зоя из улыбчивой, солнечной девушки, превращалась в грозовую тучу. И не успев опомниться, он услышал: «Ты, что идиот?!!! Я же написала, что не люблю розы!!!» Зоя разразилась такой бранью, что Андрей в конце концов стал приходить в себя. И с удивлением наблюдал, как в считанные минуты Зоя изменилась. Где та девчонка, солнечная и непосредственная, с доброй улыбкой? Мимо проходили люди, смотрели на странную пару: молодого человека с огромным букетом белых роз и девушку, которая явно выходила из берегов в своих эмоциях, кричала, топала ногами.

     Свидание не состоялось. Андрей вдруг понял, что Зоя не та девушка, с которой хотелось смотреть на звёзды. Он молча развернулся, бросив в рядом стоящую урну букет роз, и спокойным шагом удалился.  А Зоя, выплеснув своё недовольство в неимоверном количестве наружу, и ожидая, что её бедную и несчастную начнут жалеть, вдруг поняла, что выпавший шанс уходит навсегда. Она посмотрела на огромный букет свежих белых роз, который уныло лежал на поверхности мусора в урне около фонтана, и навзрыд заплакала. И слёзы эти были, скорее от досады, что вышло не так, как хотела она.

Солнечный зайчик (миниатюра)

       Весенний мартовский переполох за окном умилял. Звенела капель, белокипенные сугробы от солнечных поцелуев медленно оседали, растекаясь серебристыми ручейками. Суетились неугомонные воробьи. На ветвях раскидистой берёзы у дома сидели коты разных мастей, мурлыча под балконами кошечек-дульсиней. Природа пробуждалась на глазах. Лариса, улыбнувшись, отвела взгляд от окна и посмотрела на часы. С минуту на минуту должна прийти новый главбух, и надо было заняться ее оформлением на работу.

       Нелли Ивановна ворвалась в офис как фейерверк. Сотрудники с лёгкостью вздохнули, отметив про себя, что им несказанно повезло, и новоявленный главбух не будет занудой. Нелли Ивановна щебетала без умолку, с удовольствием присоединилась к кофе-паузам, чем основательно расположила к себе.

       Но через неделю щебет Нелли Ивановны стал назойливее писка комара. О! Если бы это был комар, то все с преогромным удовольствием просто его прихлопнули. К сожалению, Нелли Ивановна была реальная женщина, в придачу — главбух! Полдня она висела на телефоне, и из приоткрытой двери ее кабинета до сотрудников долетали вздохи, причитания, которые изливались в жилетку руководителя выше по рангу, о том, как она завалена работой. Закончив душещипательный монолог по телефону, Нелли Ивановна шла пить чай и с улыбкой, от которой уже всем просто становилось плохо, начинала вещать о своих жизненных доблестях, в том числе о нескольких высших образованиях, и о том, как в неё влюблялись студенты, когда она одно время преподавала даже в каком-то техническом училище. Казалось этому никогда не будет конца, все уже знали наизусть и могли пересказать каждый шаг ее яркой судьбы. После обеда Нелли Ивановна переключалась на молоденького программиста, рассказывая ему в подробностях как провела выходные, что какая она молодец, и в свои с небольшим с хвостиком, любит зимнюю рыбалку и гонки на велосипеде. Было жалко бедолагу программиста, который в ответ высказывал полное восхищение подвигам Нелли Ивановны, проявляя при этом великое терпение и такт, что у самой Нелли Ивановны напрочь отсутствовало.

       Даже, когда появлялся в офисе шеф, Нелли Ивановна была неугомонна. Могла во весь голос рассуждать о чём-то, демонстрируя свою умность, несмотря на то, что руководитель в этот момент решал производственные вопросы. Также бесцеремонно Нелли Ивановна могла вторгнуться в работу любого сотрудника, влезть в чужой разговор, выскочив как угорелая из своего кабинета, на ходу громко вставлять советы, в которых никто не нуждался. Одним словом, от Нелли Ивановны все уставали. Невольно вспоминалась сцена из х/фильма «Служебный роман», про бухгалтера Шурочку… И возникало желание также послать Нелли Ивановну в бухгалтерию, чтобы она наконец-то занялась своей непосредственной работой, и не досаждала другим.

       Сначала всех удивляло, что шеф сквозь пальцы смотрел на всюду сующую свой нос Нелли Ивановну. Но со временем всё стало на свои места. Нелли Ивановна просто была женой одного из замов генерального главного управления, и чтобы не портить отношения с ним, все угождали его жене, мысленно же мечтали только об одном: чтобы эта женщина просто замолчала.

       Жизнь непредсказуема. И часто люди ошибаются, оценивая человека по первому знакомству, его внешней оболочке. Так думала Лариса, да и не только она.  За окном уже цвёл май, в воздухе витал аромат сирени. Солнце улыбалось, протягивая теплый лучик. По комнате заплясал солнечный зайчик. Лариса поймала его в ладошку. Образ Нелли Ивановны лопнул словно мыльный пузырь.  «В конце концов не детей же с ней крестить!» — засмеялась Лариса, укорив себя за то, что слишком много уделяла времени в думах о человеке, который это не заслуживает. На улице ликовала весна! На душе было легко и радостно.

Мечты-кораблики из детства

Мечты-кораблики из детства,
Так много было вас – флотилия,
Моё волшебное наследство
Героев сказочных. Чернильные
Вы бороздили океаны.
Волной бежали строки длинные,
А берега вдали туманны,
Но размышления глубинные
Для ранних лет. Так интересно
Всё было знать, свершать открытия,
И удивляться, что чудесно,
Когда достиг вершин развития.
Секрет развенчан. И иные
Порывы к знаниям. Кораблики –
Мечты сквозь тучи грозовые
Ввысь рвутся. И теперь журавлики
Средь звёзд, заветные, крылаты!
Мир – непочатый край фантазии,
Щедр вдохновением, богатый.
Из цепкого однообразия
Ты выхвачен, душа в полёте,
Просторно и свободно дышится,
И словно вишенка на торте
Мечта зовёт, в судьбе пропишется.


По-весеннему легкомысленно

По-весеннему легкомысленно 
На душе. И поёт она! 
Песней радостной утро выткано, 
Состояние – влюблена!

Небо ясное - синеокое, 
Воздух свеж, солнце бьет в глаза, 
А в тени еще лежебокою
Снег сугробами – белизна.

Ветерок озорно щекочется 
И разносит капельный звон,
И обнять вселенную хочется,
Издает земля сладкий стон.

Наполняется ароматами
Воздух. Пахнет клейкой листвой,
И вздыхает река раскатами –
Лед вздымается над водой.

По-весеннему легкомысленно,
Солнце щедро целует в нос,
И ступает весна изысканно,
Ну, а мысли пошли вразброс.


Плюхнулось солнце на стылые крыши

Плюхнулось солнце на стылые крыши,
И распрямились дома, улыбаясь,
Тонкие ветви деревьев всё выше,
Тянутся к небу, за окна цепляясь,

Форточка, выпустив пар, распахнулась,
Пряной корицей пахнуло и сдобой,
Кто-то печёт. И весна встрепенулась,
Серый плащ сбросив, предстала особой

Яркой, эффектной, на шпильках и в шляпке,
Юбка тюльпаном, блузон из шифона,
А ей навстречу спешит по брусчатке
Ветер шальной, молодой и влюбленный.


Люблю по утрам чёрный кофе

Люблю по утрам чёрный кофе.
Сдружилась давно с одиночеством.
И ради свободы оковы
Могу разорвать. Многоточием
Безмолвным застыть, если больно.
Мне чуждо всё приторно-сладкое.
К словам отношусь, словно к зёрнам,
Глубокая мысль - диво краткое.
Предательства я не приемлю.
Надменность - претит, всё что пафосно.
Совсем отхожу от полемик,
В которых вражда, злоба – пакостно.
Ещё не могу жить без моря
Холодного, Белого, близкого.
И сердце желает простора,
Не видеть, чтоб лживого, низкого.
Зимой с нетерпеньем жду лета,
Чтоб встретиться с белыми ночками,
Когда сутки круглые светом
Наполнено всё и молочные
Туманы стекаются. Полночь,
А солнце по небу катается,
Врачуя печаль, слёзы, горечь,
И заново день обновляется.

 
Где вы, весточки-птицы?

Твой услышать бы снова голос,
Взгляд поймать сокровенно-нежный.
Но доносится вьюги шорох
За окном заунывно-снежный.

Где вы, весточки-птицы, где же
Затерялись? Жду днём и ночью.
Измоталась надеждой тешить
Душу. Сердце порвалось в клочья.

Эх, метелью бы стать мне белой -
Догнала б, закружила страстно,
Целовала бы в губы смело,
И шептала: мой Сокол ясный!

Твой услышать бы снова голос,
Взгляд поймать сокровенно-нежный.
Но доносится вьюги шорох
За окном заунывно-снежный.

ИНТЕЛЛИГЕНЦИЯ

Лялька и Марийка были закадычными подружками. Одной пять лет, второй четыре. Из-за разницы в возрасте в детском саду они находились в разных группах. А вечером и выходные вместе гуляли в своих дворах или приходили друг к другу в гости. Но больше всего они любили прогулки, чтобы отправиться в какое-нибудь путешествие в поисках новых открытий. То им было интересно узнать, куда бежит ручей, или что за жучки живут в трухлявом пне, и почему муравьи всё время суетятся, а ещё любили заглядывать в глубокий колодец и кричать: ау-у-у…, дожидаясь ответа гулкого эха. Один раз устроили себе испытание: по широкой доске подняться на коленках на крышу сарая. Кто эту доску приставил к сараю и зачем, непонятно. Но подружки приметили ее, и тут же зародилась идея покорить недосягаемую высоту. Правда, крыши достигла только Лялька и потом, счастливая, смотрела сверху на бегавшую внизу Марийку, которая не решилась подняться. Но зато она могла позвать на помощь родителей, ведь спуститься Лялька уже не могла. Прибежал отец, принёс откуда-то лестницу, и Лялька благополучно вернулась на землю.

Марийка была младше, но на голову выше, и у неё были сандалии на два размера больше, чем нога у Ляльки. Из-за чего Лялька часто со стороны подружки подвергалась насмешкам, мол, старше меня, а такая маленькая. А еще Марийка иногда Ляльку называла «вшивой интеллигенцией». Это потому, что Лялька не могла сказать слово «дурак», когда её об этом просила Марийка. И всегда это происходила так: Марийка ни с того ни с сего говорила: «Лялька, скажи «дурак»! Лялька в ответ молчала. И тогда в ее сторону летело: ты — «вшивая интеллигенция»! Лялька продолжала молчать и никогда не жаловалась родителям. Как это обычно бывает у других детей. Чуть что и бегут со слезами к взрослым. Ляльке было жалко Марийку, которую и так часто наказывал отец. Как-то Лялька зашла за Марийкой, а та стояла в углу кухни на коленях. Так наказывали Марийку, и чаще из-за того, что на неё жаловалась младшая сестра, которую в семье любили и баловали, особенно отец. Может, поэтому Лялька не сильно обижалась на свою закадычную подружку за её насмешки. Но всему бывает предел.

 Когда девочки стали школьницами, так случилось, посёлок, в котором они жили, попал под затопление ввиду строительства ГЭС. Их семьи разъехались. Но дружба девочек не прекратилась. Они писали друг другу письма. Иногда на каникулах друг у друга гостили. И вот на новогодних каникулах пришла Лялькина очередь гостить у Марийки. Зима была снежная, девчонки придумывали разные зимние забавы. Больше всего они любили под пышными сугробами прокладывать ходы навстречу друг другу. Наползавшись вдоволь под снегом, они возвращались в дом счастливые, румяные от мороза, всегда много хохотали. И вдруг Марийка снова стала просить Ляльку, как в детсадовском возрасте: «Скажи «дурак»». Лялька насупилась и ответила: «Отстань». Марийка засмеялась и вместо привычного «вшивая интеллигенция» в Ляльку полетело слово «паскуда». Лялька смотрела на Марийку глазами полными слёз, но ни одна слезинка не выкатилась, казалось они все застыли. Марийка словно не замечала такой перемены в подружке, и продолжала смеяться. А Лялька не могла говорить, она еле дошла до прихожей, сняла пальто с вешалки, шапку и вышла во двор, одеваясь на ходу, закрыла за собой калитку и направилась через поселок к автотрассе. Уже выйдя за пределы посёлка, она услышала, что за ней с криками бежит Марийка. Но Лялька шла и не поворачивалась. Слёзы так и застыли в глазах, внутри было пусто и холодно. И вокруг только белый снег. Так и шли две девочки, закадычные подружки, по автотрассе друг за другом на расстоянии. Поселок уже давно остался позади. А потом Лялька услышала истошный крик Марийки: Лялька, если ты не вернёшься, меня родители убьют! Лялька стала как вкопанная, она представила, как Марийку ругают родители, как опять её ставят в угол на колени, и стала жалко подружку. Лялька села в сугроб, подбежала зарёванная Марийка И тут уже расплакалась и Лялька.

Возвращались девчонки уже со смехом, по дороге чудили. У дома их встретила Марийкина мама, и удивленно спросила: «Вы что такие весёлые?» Лялька и Марийка юркнули в калитку, с хохотом забежали в дом. Больше никогда Марийка не называла Ляльку «вшивой интеллигенцией», а тем более гнусным и неприятным словом «паскуда», значение которого на тот момент Лялька не знала, но почему-то было очень больно, когда Марийка его произнесла.

Быль «Как дед Аникей медведя лаптем убил«

Дед Аникей слыл опытным охотником. Не мало он исходил по лесным тропам, не мало дичи подбил и за свой век шестьдесят медведей уложил. Всегда из леса с добычей возвращался.

Много дед Аникей повидал за свою жизнь. Всякое бывало. Иногда и забавные случаи происходили. Об одном из таких дед Аникей со смехом рассказывал.

Возвращался как-то он с охоты домой. День к вечеру клонился. Дед Аникей уже порядком устал. За плечами нёс подстреленную дичь. В ружье оставался один патрон. И тут, откуда не возьмись медведь. Вскинул на плечо дед Аникей ружьё и выстрелил в бурого. Медведь взревел от боли, но так, как был всего лишь ранен, ринулся вглубь леса.

Дед Аникей вздохнул с горечью, что зверя не удалось уложить с одного раза. «Ну, да ладно. Хорошо, что мишка не на него пошёл, а то неизвестно чем бы всё это закончилось» – подумал охотник. Посетовав ещё немного, дед Аникей решил передохнуть, чтоб уже дальше идти прямиком в деревню. Развёл он костер. Снял лапти, чтоб их просушить у огня. Достал краюху хлеба и тут он увидел, как прямо на него из-за кустов с рёвом идет раненный медведь. Видимо, очумевший от боли зверь дал круга и потому вышел на охотника. Дед опешил, и сам того не осознавая, почему-то схватил сушившийся у огня лапоть, и запустил им в медведя. Бурого от неожиданности испуг прошиб, и он рухнул прямо к ногам охотника. Всё произошло в считанные секунды. Долго ещё дед Аникей от страха приходил в себя. Он с удивлением смотрел на лежавшего в его ногах мёртвого зверя, как бы не совсем еще понимая, что же произошло.

С тех пор много лет прошло. И нет давно уже самого деда Аникея. Но до сих пор в деревне люди помнят об этом случае, и рассказывают другим, как дед Аникей медведя лаптем убил.

Сказка «Старый маяк»

Старый отшельник Маяк добросовестно нёс свою службу. Он был вечен и давно забыл, сколько лет, а может веков стоит на этом скалистом одиноком острове среди бушующих морских волн. Его каменные стены, замшелые и обветренные, походили на панцирь старой черепахи. Маяк светил судам, малым и большим, указывая верный курс и поддерживая тем самым их, как бы говоря – мол, вы не одни, я с вами в этой кромешной тьме. Они, приветствуя, сигналили ему в ответ. Маяк весело ухмылялся – Ну, кто сказал, что я одинок!? Вон, какие эскадрильи идут на мой свет! И, чтоб они без меня делали? Радуются при встрече, как отцу родному.

Днем, когда отступала ночная тьма, старый Маяк отдыхал, слушая щебетанье птиц, которые на своем птичьем языке рассказывали новости со всего света. И вновь старый Маяк, ухмыльнувшись, подумал про себя: Да разве ж я одинок? Вон сколько пташек навещает меня. Да и что такое одиночество?

2 комментария

  1. Ольга, спасибо за интересные миниатюры. коротенькие, но со смыслом. Особенно, понравилось про Маяк. И действительно , никто не знает, «Что такое одиночество?» Может быть, люди придумали его сами. А может быть, и нет. Кто знает…

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *